Чернобыль 86

                     ЧЕРНОБЫЛЬ 86г.

Мы прибыли в Чернобыль в середине августа 1986. К этому времени, реактор был «усмирен»,  (выгорел и остыл), угроза «ядерного взрыва» исключалась, угроза тепловых взрывов была минимальной, выбросы в атмосферу отсутствовали, над реактором не было даже паровых потоков.

 

Вся самая опасная работа ликвидаторами уже была сделана. На фото хорошо видны машины - бетононасосы (тогда очень редкий агрегат для СССР) и бетоновозы, между ними белая будка, там укрывались водители машин.

 

Будка свинцовая, она ослабляла уровень радиации. Эти водители – герои, - или по бесшабашности, или по незнанию. Им платили пятикратную зарплату и обещали «Жигули» без очереди, боюсь, мало кто из них эти «Жигули» успел получить, в месте фотографа было 2р/час, на месте водителей, у основания саркофага – не знаю, но думаю – не меньше 20 р/час, т.е. безопасно работать можно было 1 час, что нереально в тех условиях. «Наши люди», гонясь за длинным рублем и «Жигулями», - оставляли свои дозиметры в «чистой зоне», чтоб их «химики» не списали из «горячей зоны» раньше времени. Вот парадокс времен СССР, - «Жигули» - ценой жизни. На фото ниже - ликвидаторы в черных спецовках и белых кепках спускаются по лестнице со строящегося саркофага. Очень много шансов, что их уже нет...

 

Мешки со свинцовой дробью (сверху над стрелой бетононасоса видны их лохмотья) широко применялись в начале мая. Дробь собирали по всей стране в охотничьих обществах и сбрасывали с вертушек прямо в развал, - цель: заткнуть выбросы в атмосферу. Но…, скапливающийся газ и возрастающая температура приводила к дополнительным тепловым выбросам еще с большим давлением, мешки перестали сбрасывать.

 

Саркофаг. Его героически строили для защиты от новых выбросов . Денег и здоровья ухлопали немерено.   Есть два взгляда – на строительство саркофага. 

 

Первый: в развалах осталось около 194 тонн топлива (из 200 тонн), и саркофаг был необходим. Нам его озвучили ученые из Ленинграда, они к нам в гости ходили – лекции читали.

 

Второй: к началу его строительства все топливо уже выгорело, т.е. такая защита не нужна (это мнение высказал в журнале «Юность» к 20 годовщине аварии один из дозиметристов, опираясь на личный опыт). 

Эту версию доказал ученый-атомщик Константин Чечеров – почитайте по ссылке http://www.ogoniok.com/archive/2000/4642/15-30-33/ прислал ogolovok к моему старому посту, он ведет жж про Семипалатинский полигон.

 

Если второй взгляд верный, то вся стратегия ликвидации была ошибочна, как и ошибочно сегодняшнее решение о строительстве еще одного саркофага, поверх старого.

Грибы. Как прошел первый страх от окружающей среды, народ потянуло на экзотику, на яблоки и грибы. К тому времени у нас в отряде уже были хорошие иностранные приборы, позволяющие замерять степень радиоактивного заражения не только гамма-лучами, но и бета, и альфа.

Грибов в конце августа 86 в окрестных лесах было МОРЕ. Грибников не было совсем - посты не пропускали в "зону", а внутри "зоны" то же посты, да и транспорта почти нет. За час мы набрали пять мешков - только белые. Замер грибов показал – превышение над уровнем общего фона – незначительное, помыли получше и пожарили. Когда запах жареных грибов разнесся по общежитию – потянулись и самые опасливые, все два огромных мешка-пакета отборных белых грибов смолотили за один раз. Больше нас за грибами не отпустили.

 

Любопытство. Хотелось сфоткать реактор сверху. Иду на аэродром, охраны никакой, вертушки на поле, вагончик на краю поля. У вагончика – люди, вертолетчики. - Кто такой? - Фотограф, хочу снять реактор сверху. - Иди к желтой вертушке, они чаще облетают объект. Подхожу, прошусь взять. - Ты в своем уме, нас туда насильно посылают, а ты сам лезешь, лучше нас сфоткай, у нас ни одной фотки за командировку. Сфоткал экипаж. - Когда фотки будут? - Сегодня вечером сделаю. - Ну, приходи завтра, прокатим тебя над реактором. Пришел через день, раньше не мог. - Где желтая вертушка? - А тебе зачем, - спрашивают с подозрением. - Принес ребятам фотки, они обещали над реактором прокатить. Показываю фотки. - Разбились вчера ребята(  - Как? - Заходили на посадку, порыв ветра, упали на хвост метров с 50 – ти. - Живы? - Живы! Лежат в санчасти, вертушка обшита свинцовыми листами, управлять сложно, еще легко отделались. - Да…, а они меня как раз в этот полет приглашали, я не смог, был в наряде. - Повезло тебе. - Фотки ребятам передайте. Интерес к полету у меня прошел.

Медицина. У нас на 50 человек был свой врач и фельдшер. Перед выездом прошли медкомиссию, на ней некоторые «откосили» по здоровью. В зоне брали кровь два раза за месяц, давали йод, поливитамины. Воду для кухни возили из чистой зоны во флягах, для питья в ящиках в коридоре стояли бутылки с «Ессентуками» и «Боржоми». Эти девушки у нас брали кровь.

 

Защита от облучения. Пост на входе в общежитие с ДП-5В, всех обнюхивали, «грязных» отсылали «мыться». «Мылись» - стряхивая пыль.  Главная защита: респираторы РМ-2 и «лепестки», смена белья (рубаха и кальсоны) каждый день, помывка (дезактивация) каждый день, «обнюхивание» курток и штанов. Впрочем, респираторы быстро надоели. Ходили так.  Дезактивация (помывка с мыльным раствором) наших технических средств. Окна общежития закрыты, воздух подается ФВУстановкой, через 100 литровые бочки – фильтры.

Однажды ночью в наряде на посту у входа (отряд уже спал, а мы еще сидели с Игорем) по до мною зашатался стул. Смотрю на Игоря - он на меня. - Стул шатается! - И у меня! Выскакиваем с ним на улицу, смотрим в сторону ЧАЭС - тихо, темно. Немного успокоились, но, как то жутковато, вдруг взрыв был. Как оказалось - было землетресение на юге, до нас докатилось 2-3 балла.

 

Приборы радиационной разведки. Был всего один, родимый ДП-5В. Иных – не было. Его высовывали и из машин, и из вертушек, и тут же вручную записывали показания в блокнотах. Все все время все путали. Достоверных данных было мало. Посылались группы дозиметристов от разных ведомств – и показания усредняли! Был один лабораторный прибор из Ленинграда, который с вертушки мог разведывать полосу в 200 метров, с ним вертушка и нарезала круги над зоной, показания и с него записывались вручную. Не знаю, есть ли теперь дистанционные приборы радиационной разведки? Видимо, войска собирались посылать вперед «вслепую».

На этой "санитарке" нас везли с аэродрома до отряда. Перед въездом в "зону" остановка, перекур. Въехали - команда "Газы", пришлось одеть противогазы  (п м г 2), так и ехали. Жутковато стало. Это нас командиры приучали к осторожности. На месте, при выходе на улицу, надевали  респираторы - РМ-2 или лепестки, дня два. Потом ходили так, без них.

 

Это наша "баня". ДДА не только обеспечивал водой душевые в палатках для ежедневной помывки (белье ежедневно меняли), а еще и пар для "парной", организованной в маленькой палатке. Красотища!

 

Это строящиеся 5 и 6 энергоблоки, которым не суждено было достроиться..., жаль, очень бы пригодились сегодня...

 

Так мы мыли машины Госкомиссии и наш СТС. АРС-14.

 

Въезд в Чернобыль. Рядом с этой стелой в здании СМУ находился наш отряд.

 

Въезд в Припять. В Припяти я не был, только у стелы.

 

Мне тогда было 30 лет. Я увлекался фотографией, парочка кадров даже на какой-то выставке какой-то приз получила. Но были фотки и для себя. Как сейчас скажут "для одноклассников". Фотографировал "Зорьким" и "Зенитом". Первые пленки испортил, не угадал с выдержкой. Хорошо, что печатал там же, подкорректировал.

 

Алла Пугачева. Как то объявили -  приехала с концертом Алла Пугачева. Тогда для советского человека это была МЕГА звезда (да и сейчас).  Мы приехали на УАЗике - буханке, сели на пятый ряд, билетов никаких не было. Народ, по прибытии заполнял все окрестные места и крыши машин, у нашего УАЗика, кстати, всю крышу продавили. Пугачева была с Кузьминым, пели – замечательно. Любопытно: она пела песню «пригласите даму танцевать…» и зазывала всех на танец, никто не шел! СТЕСНЯЛИСЬ! Люди здоровьем рискуют, Алла сама зовет, а стесняются. Не верится даже сегодня. Еле еле Алла вытащила бравого парня в черном комбезе с танкистскими петлицами. Фотографию, с Пугачевой не смог найти...

Пугачева выступала  в Зеленом Мысе, так называлась зона "Белых Пароходов" - речные круизные суда, около 10 посудин, были причалены и использовались для московских чиновников - самая "чистая" зона в окрестности.Конечно, никакой дозы Пугачева там получить просто не могла, зря она сейчас грешит на облучение.

Парадные одежды.

Первый отряд на ЧАЭС с нашего главка выехал в апреле 1986г. Ребятам сказали: «Кто хочет в командировку на Юг на пару недель?». Это все, что они знали, они подумали – едут в Крым. Желающих набрали моментально. Парни взяли с собой лучшую одежду: костюмы, рубашки, галстуки, - на танцы ходить. Всю эту «парадную экипировку» я видел потом в подсобке в гараже, взять одежду назад не разрешили. На мой взгляд, это от незнания реальной обстановки по радиоактивному заражению одежды, и от общего страха перед радиацией. В этой одежде никуда не выходили, она не могла запылиться радиоактивной пылью. Следующие отряды уже знали куда едут, и одевались во все самое ненужное, чтоб там оставить. Парадокс, эту «ненужную одежду» назад забирать уже не запрещали…, и, забирали – почти все.

Патриотизм.

Ликвидаторов в «горячую зону» никто «под пулеметами» не гнал. Всегда хватало горячих парней для любой работы, трусы всегда могли «спрятаться за болезнь». Пятикратная зарплата за работу в «горячее зоне», не была, все-таки основным стимулом. Да и получить эту «пятикратку» не успевали. Как только человек набирал 25 рентген и больше, а это можно было сделать и за день, и за час, - его переводили на «чистые работы» или в больницу, там «пятикратки» уже не было.

Одновременно присутствовал бесшабашный порыв при разборе завалов, при очистке крыши, при строительстве саркофага, при облетах реактора. Хорошо была организована эвакуация Припяти, без ОМОНА, без жертв.

И …, была общая бестолковость в организации работ, отсутствие общей стратегии ликвидации аварии, и корректировки действий по мере изменения обстановки, по мере накопления знаний об аварии.

После того что я сам видел и слышал от очевидцев, у меня как то само «сказалось», - теперь я знаю, КАК МЫ ВОЕВАЛИ В ВЕЛИКУЮ ОТЕЧЕСТВЕННУЮ - так же, как эту аварию ликвидировали...

 

Как я попал на ЧАЭС.

Я попросился на ЧАЭС сразу, как только узнал о масштабах аварии. Мотивация : 1. Надо помогать, раз беда случилась. 2. Хотелось подвигов. 

- Что ты там будешь делать, - спросил неодобрительно начальник. - Могу на бульдозере завалы разгребать, есть опыт работы в студенческие годы. - Без тебя справятся. 

Потом, уже в августе, когда желающих поехать в командировку поубавилось, а посылать отряды надо было, вспомнили о тех, кто хотел ехать с самого начала. Со мною из моей смены собралось еще человек пять. Как только мы уехали, начальство нас стало называть лентяями, уехавшими, чтоб здесь не работать, льгот тогда еще не было. 

По приезде, узнав о таком к нам отношении, ребята пожаловались в партком, лентяями называть перестали, но осадок, как говорится, остался.

Сухой закон.

В 30-ти километровой зоне в августе спиртного не было, совсем. Я ни разу нигде даже запаха не уловил, не то, что пьяного встретить. В начале, в мае, было. Потом запретили, слишком много было аварий, перевернувшихся бетоновозов. Привезти спиртное из Киева, было не реально, до Киева и обратно еще надо было на чем - то доехать, общественного транспорта не было, а на кордонах все равно бы отобрали.

Причина и последствия аварии

В конце концов была объявлена версия о «тепловом взрыве» реактора. Нам командир отряда рассказывал, он был членом Госкомиссии. Да и ученые на лекциях говорили. В результате взрыва - 3% радиоактивного топлива было выброшено в атмосферу и развеяно по миру, а 97% остались в реакторе, где продолжают гореть, в чем и виделось самое страшное, и, следовательно, стратегия спасения заключается в том, чтобы эту магму 1) локализовать и 2) нейтрализовать, «засыпав», возможно, большим количеством охлаждающих и останавливающих цепную реакцию материалов. Отсюда и мешки с дробью, и охлаждающий тоннель.

Из статьи, на мой взгляд, очень толковой, по той ссылке 

… Константин Чечеров со своим шпионским измерителем температур( «Infra-red spy termometer PS-1000»)  до восхода солнца вылетел на вертолете с твердым намерением отыскать таящийся под толщами рухнувших конструкций четвертого блока источник тепла, то есть радиоактивное топливо. Наружные стены за ночь остыли до 14ЃС. В том месте, где был реактор, по-прежнему было 24ЃС. Вертолет делал один заход за другим -- прибор никаких источников тепла, никаких восходящих потоков воздуха не обнаруживал. 

В принципе за один месяц 1986 года Константин Чечеров вместе с товарищами добыл в развалинах четвертого блока ЧАЭС все необходимое и достаточное, чтобы правильно умозаключать о развитии аварии и ее причинах.

Что значит -- топлива нет в шахте реактора и оно выброшено взрывом в атмосферу? Это значит, что радиации было «больше», чем докладывали наши академики на международных форумах? Это значит, что их «научная» точка зрения не стоит и ломаного гроша? Это значит, наконец, что радиация кому-то досталась? Кому? Всем понемногу, в основном Белоруссии, но Европе все же в меньшей степени, чем России, ибо верховой поток западного ветра протащил чернобыльский выброс через всю страну до Тихого океана, где его и засекли американцы.

ЭТО значит, что САРКОФАГ и ТУННЕЛЬ под реактором НЕ НУЖНЫ!

Нужно было НЕ СПЕША, без человеческих жертв зачищать территорию от МУСОРА и ПОТОМ возводить ЛЕГКОЕ ограждение, чтоб ветер не разносил! ВСЕ!!!

ЭТО значит, что оставшиеся энерго блоки ЧАЭС могли работать без риска до СИХ ПОР!!!

Мне лично ясно – в момент аварии сгорело ВСЕ. Ликвидировать надо было СОВСЕМ по ДРУГОМУ. Многие пожертвовали жизнями совершенно напрасно, из-за дебилизма руководителей и ненужной спешки для отчетности, типа "крыша очищена товарищ Генеральный секретарь". Это грустно.

У меня остался один неясный вопрос: «Зачем в 2000 году остановили работающие блоки ЧАЭС»?

Нет у меня разумного объяснения. Станция могла бы долгие годы производить так необходимую Украине электроэнергию. Что это? Полное отсутствие мозгов? Или предательство интересов страны за бабло?

Наш отряд обслуживал СТС – специальное транспортное средство на базе танка с очень большой степенью защиты от радиации – в 50 раз. На нем проводилась разведка зоны у АЭС членами Госкомиссии. В сентябре 86 эта задача стала не актуальной, и наш отряд вывели. 

Суммарно я получил 5 рентген, записали 2. Наши водители в мае получили намного больше. Один заболел, впрочем, лучевую болезнь ему не поставили, а в карту занесли 12 рентген. Это была максимально разрешенная доза облучения – для статистики. Водителю дали орден Красной Звезды.

Возвратившись, мы были приятно удивлены. Нас отправили в отпуск на две недели и выплатили двукратную зарплату. Мы жили в Чернобыле – эта зона была двукратной.

Обновил свой старый пост 3-летней давности к годовщине аварии.

 

Всем ликвидаторам - ЗДОРОВЬЯ!!!

           Александр  Странник.