,,Не удержался за гриву ,и за хвост не удержишься!".

«-Лошади здоровы, - доложил он.
- А люди? - спросил Карабанов.
- А люди тоже.
- Впредь, - наказал поручик, - начинать доклад о людях, а уж потом о лошадях!».

В.С.Пикуль «Баязет».

 

В течение многих тысячелетий, конь помог  создать особый тип, или архетип человека. А именно гордого и свободного воина, презирающего опасность и смерть, верного долгу и чести. Конная подготовка формирует специфический культурный код, конные народы, это люди с «открытым сердцем», прямые, честные, не ведающие страха и четко осознающие конечность бытия. Конным народам не присущ культ «вечной земной жизни» или же поклонение «жизни любой ценой», даже сейчас каждый конник знает, что садясь в седло, он может распрощаться с жизнью, буквально в тот же момент. Жизнь в седле, сопоставима с плаваньем в открытом море, всадник, гонящий свои стада по бескрайним просторам, подобно моряку постигает бескрайность пространства, и так же готов в любое время встретиться с неожиданной опасностью.

На Дону отношение к коню было иным. Это отношение впитало в себя почитание коня, прежде всего евразийскими кочевниками. Казаков недаром называли «степными кентаврами», с рождения и до смерти конь сопутствовал ему во всех земных делах. Об умершем и сейчас на Дону говорят: «привязал коня», или «пошел бурных коней ловить». Конь, по воззрениям казаков, находился в тесной связи со своим хозяином, от чего возникло большое количество примет и гаданий. По записям Х. И. Попова, в старину, как рассказывают, часто бывали такие случаи: убьют или возьмут в плен казака злые татары: а конь его, не пойманный врагом, пустынными степями, по звездам, пробирается на Дон, прямо на двор своего хозяина, и тут-то начинаются над ним слезные причитания престарелой матери или молодой жены.

Конь являлся основным участником многих обрядовых событий, в том числе и состязательного характера. Известные нам различные конные игры в своей изначальной сущности являлись своеобразной проверкой боевой подготовки коня и всадника. Именно в этих древних играх закладывались основы вольтижировки и джигитовки, которые давали возможность проявлять, развивать и совершенствовать психофизические и морально-волевые качества всадника. Особое внимание при этом уделялось выработке силы, гибкости, ловкости, отваги, настойчивости, чувства равновесия. Заметную роль при этом играла и выработка необходимых боевых качеств коня: выносливость, скорость, маневренность, подчинение всаднику.

Мальчики уже в 7 – 8 лет бесстрашно скакали без седла, им уже доверяли следить за лошадьми; они знали, какая лошадь молодая и какая старая, знали их качества и недостатки. Это все потому, что ездить верхом их приучали очень рано.

Пока ребенок не мог держаться на лошади, его возил отец, посадив впереди себя. Потом начинали сажать на коня уже одного. «Уцепившись за гриву коня и прижавшись «как клещ», по казачьему выражению, мальчуган ездит на водопой, причем его отец идет рядом с ним, ухвативши коня под уздцы…казачата особенно любят лошадей и верховую езду, –писал известный краевед А. Кривощеков. – Если ребенок видит, что отец намеревается поехать верхом, он с плачем просит взять его с собою. Благодаря всему этому мальчик- казачонок уже в семь лет становится смелым лихим наездником, а в 10 – скачет, как старый казак. Мчится в карьер казачья лошадка, а на ее спине, стоя, упершись в хребет босыми ногами, с лихим гиком, несется казачонок. Горе ему, если упадет: не в том беда, что ушибется, а в том, что упал: стыд перед всеми, засмеют, «бабой» назовут, скажут: «какой казачонок, коли с лошади пал!». Так с детских лет мальчик незаметно растет наездником».

Джигитовка есть разновидность скачки, во время которой наездник демонстрирует умение управлять конем, владеть своим телом и оружием. Все упражнения, среди которых преобладают силовые, производятся на лошади, скачущей широким галопом. Однако при всем единстве скачки и джигитовки, последняя по характеру своему имеет существенное отличие от скачек. Различие это проявляется в том, что джигитовка преимущественно устраивалась по случаю радостных событий семейного или общественного быта, а скачки, как правило, в цикле похоронно-поминальной обрядности. Соревнования на конях у казаков сводились к нескольким видам – борьба между седоками, скачки, джигитовка, стрельба на скаку в мишень, борьба с использованием плеток, когда всадники хлещут друг друга.

Скачки выполняли важную ритуальную роль, так как на территории Области Войска Донского сформировался настоящий культ коня, связанный как с традициями древнерусских дружинников, так и с укладом степных кочевников. Интересно отметить, что в 1836 г. царское правительство распорядилось учредить конные скачки на Дону, с целью устройства войскового конезаводства. «Дабы донские лошади по своей легкости, силе и крепости во всех отношениях соответствовали бы потребностям казачьей службы и во время компаний способны были бы переносить необыкновенные труды, с сею службой сопряженные».

Военный совет отметил, что «для донских лошадей предназначено суровое степное воспитание, которое приучает их к нуждам и непогодам. Без сомнения требуется также, чтобы лошади Донские вместе с силою и крепостью, имели и достаточную быстроту, но в той только мере, в какой это возможно при их суровом воспитании. В скачках на Войсковые призы должны участвовать одни войсковые жители, скакать же должны не жокеи, но казаки и при том в полном вооружении. Народно-казачьи скачки учреждаются для поддержания и поощрения в самих казаках врожденного духа наездничества и удальства.
Воспитание коней у коннозаводчиков было особенное. Летом кони всегда были в степи, там они паслись и ночевали. Зимой для них имелись помещения, но кормили их сеном, которое разбрасывали на чистом снегу. И их не поили; вместе с сеном они забирали снег; а в самом начале зимы, когда снег был не глубокий, им сена еще не давали, они, как говорят, «тебеневали», то есть, разрывая копытом снег, находили себе пропитание. И кони были, как дикие: их начинали учить четырехлетками только. Когда приезжала ремонтная комиссия для армии, то это было зрелище, когда арканом ловили этих коней и силой подводили к ветеринару и, после принятия, накладывали тавро. И таких-то вот коней раздавали казакам-новобранцам, и сколько нужно было иметь знания, терпения, ловкости и храбрости, чтобы приучить такую лошадь к строю. Результатом такого воспитания получались кони выносливые, не боявшиеся ни буранов, ни дождей.

      Александр Рад.