Вспомним,что мы Казаки!

 

      Моя биография типична для многих

      людей моего возраста.Наши родители

      остались после Гражданской войны 

      сиротами,их матери ,если выжили,-

      вдовами.

 

Те, кого не замучили в лагерях голодом и холодом, дали потомство со страшными для генокода последствиями. Постоянное истязание огромного русского народа породили генетически наследуемый страх. Работая инструктором парашютного спорта, я утвердилась в мысли, что особенно ослаб мужской пол. Как бороться с этим страхом, и возможна ли борьба? Думаю, что да. В генофонде русского народа одной из составляющих являются казаки. Сегодня, возрождая былую славу казачества – рыцарства России, хочу подвести сознание читателей к тому, что отвага, храбрость, честность – качества наследуемые. Они в каждом из нас. Почему именно казачества? Да потому, что в потомственных казаках генокод (генофонд истреблён) ещё сохранился.

 

Я «проснулась» после смерти отца, когда последняя ниточка, связывающая меня с моими предками, должна была оборваться. Вот тогда я стала опрашивать ещё живых свидетелей нашей жуткой истории, поехала в архивы, стала выступать по радио, по телевидению, писать книги.

В своё время я окончила педагогический институт, преподаватель словесности. Долго работала экскурсоводом. Это, конечно, отложило отпечаток на моё мировоззрение, потому что пришлось не только многое познать, но и в динамике изучать отношения между людьми, особенно между кавказскими народами. Крепкие родовые связи народов Кавказа принимаются как должное, а у русских – как анахронизм. Уничтожение родовых связей привело русских людей и казаков к краху. Французская притча об отце, сыновьях и венике нам сегодня не служит назиданием. Да что притча! Нас не учит наша собственная история! Неужели нам мало голодоморов, высылок, трудармий, постоянного унижения? Может, мы остановимся на минуту в своём беге в никуда, посмотрим друг другу в глаза и ужаснёмся: «Да мы ли это? ». Ужаснёмся и опомнимся. И подставим плечо друг другу, но прежде всего отцу и матери, сестре и брату.

Толпами идут кавказские народы на похороны, поддерживают родных морально и материально в любой беде. А у нас гроб с машины снять некому. Даже соседей нет?

Многому можно найти объяснение. К примеру, выселение народов Северного Кавказа в 1943-44 годах: чеченцев, карачаевцев, калмыков и др. Почти всех переселили компактно. Это помогло сократить потери, потому что род мог сплотить силы, и люди могли поддержать друг друга. Для русских и казаков такой «поблажки» не было.

Один из моих родных был сослан в Архангельскую область, где он валил лес. Другой – на погибель в станицу Петропавловскую, третий – в «Новую жизнь» Ставропольского края. Один из дядей после немецкого концлагеря был отправлен в Магаданскую область, другой – на Дальний Восток. А сколько отстреляно?! Только в нашем роду, а в станице?! Сирот-детей из одной семьи развозили по разным детским домам в разные концы страны с одной целью – разорвать род, уничтожить родовые связи.

Мою бабушку, после нескольких ссылок на юге, сослали в Сибирь и морозили в Ачинске. Можете представить, что она мне рассказывала! Бабушка не плакала, она рассказывала о нечеловеческих муках обыденно, как-будто эти египетские казни происходили не на её глазах и не с ней. В 1950 году в Суюмчане Магаданской области скончался её старший сын. Бабушка при этом известии не проронила ни слова. Она стала перед образами на колени и благодарила Господа за то, что Он избавил её сына от мук, а она, поверьте, знала им цену. Трое сыновей дяди Вани выросли без отца. Поведение бабушки потрясло мою детскую душу. В то время, когда мама без сознания рухнула на пол, и её потом увезли в больницу, бабушка молилась, не уронив слезы. Потом, с возрастом, я поняла, что в стране моей родной ей испепелили душу, выжгли душу у моего народа. Истребили и выжили из страны лучших людей, а от неуков и дегенератов кто родился?

Вначале кухарка правила Государством, потом кухаркины дети, потом внуки, а теперь правнуки. Талантливые и способные оказались не востребованы. В 1937 году известный изобретатель Цепеллин пришвартовал свой дирижабль в Москве, в Тушино. На приёме у Сталина он поднял тост: «За ваш великий эксперимент». Годы идут, сменяются поколения, но эксперименту над живыми людьми нет конца. Подняли «железный занавес», и власти стали играть в «демократию». Реформы пошли за реформами, и вдруг вспомнили о казаках. В ноябре 1991 года был издан указ о реабилитации горских народов и казаков.

Как давно это было. Кажется, прошла целая вечность – 20 лет! Только подумать, сколько времени кануло в Лету. Одни из тех казаков, кто поднял высоко голову в 1991 году, уже ушли в мир иной, многие из тех, кто остался, отошли в сторону.

Не забыть того подъёма, той непомерной радости, которые испытали казаки, поверив правителям, что они вновь нужны Отечеству. Был создан Союз казаков с Верховным атаманом во главе. Немного оперившись, робко, казаки решили добиваться закона о казачестве, о восстановлении территорий казачьих войск. В результате планомерного истребления, грабежа, выселения у казаков не осталось земли даже под ногтями.

Власти восстановили все репрессированные народы в правах, территориях, прибавив за понесённые потери казачьи и земли других национальных меньшинств, создали все условия для развития пострадавших от репрессий народов, всех, кроме казаков. О восстановлении территорий казачьих войск нельзя и мечтать. «Но какой же казак без земли!» – недоумевают до сих пор казаки. И зачем тогда нужна так называемая реабилитация? У многих казаков нет на руках никаких документов о репрессии (их нет и в архивах, потому что множество документов и свидетелей, обличающих власть, уничтожены, а тысячи людей высылались без суда и следствия), и доказать факт высылки и спецпоселения невозможно.

Призадумались наверху и, видимо, пожалели, что в запале «демократизации общества» дали «волюшку» казакам. Им, этим недобитым в Гражданскую войну и в последующее «мирное» время. Мало того, что их реабилитировали вместе с горскими народами, они ещё и землицы захотели?! Уж слишком быстро вырос авторитет казаков в стране, и верхушка призадумалась, как вновь их свалить. Клеветать? Расстреливать? Сажать в тюрьмы? Нельзя, не то время. Прикрывшись демократическими лозунгами, обещаниями принять действенный закон о казачестве, разделили казаков на реестровых, союза казаков, различные казачьи общества, и стали властвовать. Что и требовалось ожидать. Не только разделили, но стравили друг с другом, этим самым ударили возрождению казачества под дых. Часть потомственных казаков насторожилась, и, поняв, что многое делается только для показухи, ушла в сторону. Другие, учитывая горький опыт предков, приняли казачье движение к возрождению настороженно, а то и просто игнорировали. Этим и воспользовались те, кому нужно ослабить казачество старым и верным способом: разделяй и властвуй. И разделили, и стравили, и властвуют.

К чему я это всё? Ничего нового в вышесказанном нет. До сих пор нет решения главной проблемы – возврата казачьих земель, восстановление войсковых территорий, а пока этот вопрос не решён, можно ли говорить о казачестве в полном, ёмком значении этого слова?

Как объединить тех, кто состоит в различных союзах, войсках и обществах? «Асфальтовых», «ряженых», с разными «кликухами» и «приложениями», но называющими своих детей именами своих предков, знающих, что только за одно звание «казак» их отцы, матери и деды платили жизнями. Сегодня разрабатывается новая президентская программа, которая предусматривает объединение казаков в одно войско, если можно так выразиться, под одним знаменем. И что это даст рядовому казаку? Ни-че-го. Предположительно у казаков будет единая форма и т.д., следовательно, более чётко определён статус казачества России, но без решения земельного вопроса. Я думаю, казачество твёрдо стать на ноги не сможет, и очередная «реформа» ещё больше уведёт казаков от решения главной проблемы – восстановление войсковых территорий.

Меня интересует личность того, кто называет себя казаком, и в каком направлении пойдёт её развитие. Не поймите меня неправильно. Я считаю, большинство тех, кто назвались казаками после жуткого геноцида, настоящими людьми. Но некоторые атаманы в погоне за количеством стали принимать в казачьи станицы невесть кого: и пройдох, и пьяниц, и просто психически нездоровых людей. Все они надели казачью форму. Пройдут по городу или станице 10 пьяных – никто и не заметит, а один казак, да ещё в форме?! Сразу молва: алкаши казаки, бродяги, хулиганы. Мы у всех на виду. Но все ли мы это понимаем, понимаем меру ответственности перед светлой памятью наших предков, перед своим народом?

Однажды мне довелось присутствовать на атаманском правлении в одной из станиц. Заседание шло своим чередом, как вдруг в помещение буквально ввалился пузатый детина: нечёсаный, небритый, в спортивном костюме, в комнатных тапочках и… пьяный. Вместо того чтобы вытолкать такого «казака» за дверь, его вызвали к столу, где сидели старейшины и как ни в чём не бывало, стали решать с ним какие-то вопросы. Ни атаман, ни старейшины никак не отреагировали ни на внешний вид, ни на состояние этого «казака». Прорвало меня. После окончания заседания я обратилась ко всем присутствующим: «Мы ли казаки? Имеем ли мы право носить это звание, если не брезгуем пьяницами и другими людьми, которые позорят наш народ? И… получила ответ: «Ну, подумаешь, выпил человек. Казаки всегда пили». Я опешила. Как всегда пили? Это значит, и мой отец, известный всей округе трезвенник, и мой дед, рюмки не выпивший за свои 27 лет жизни, и прадед? Так возник вопрос: «Когда и сколько пили казаки?». Судя по некоторым литературным произведениям, казаки пили и денно и нощно. В тоже время никто не отрицает, что казаки были самым набожным народом среди православного населения страны. Давайте задумаемся и вспомним, что в году около 200 дней постов и постных дней, когда не только было великим грехом оскоромиться, а уж о выпивке и мысли не было! Пьянство в походах каралось смертью, а в станицах поркой. Так пили казаки или нет?

Пили: чихирь (сухое виноградное вино), самогон, бражку. В праздники созывали родных, соседей, угощали так, что столы ломились; поэтому и пьяных не было, а уж если кто перебрал и потерял контроль над собой, за такими «плеть плакала». В Кисловодской станице пьяный казак затеял драку с женой и случайно ударил мать, которая бросилась защищать невестку. На кругу казаки решили отрубить ему ту руку, которой он мать ударил. И в ногах у старейшин валялся, и плакал, и головой об землю бился, просил, чтобы руку не рубили. У него семья, как же он работать будет, чем детей кормить? Прислушались казаки только к его матери. Выпороли казака, да так, что две недели шевельнуться не мог.

Если казак шёл по станице, не дай Бог, слегка качаясь, то полагалось пять плетей – самое лёгкое наказание. А за поротого в станице ни одна казачка замуж не шла, и в строю его сотник по плечу плёткой должен ударить, напомнить о его грехе. Четыре-пять поколений родные несли на себе позор предка, потому что фамилия была залогом социальной значимости семьи. Фамилия была и есть гарантом порядочности человека. Веками род нарабатывал авторитет в обществе, поэтому спрос и ответственность были высокими.

Так что знали казаки меру во всём и, прежде всего, зелью. В праздники ездили из гостей в гости на бричках да верхом. Семьями. Песни пели, плясали, джигитовали, свадьбы устраивали, посиделки. Неделями шла гульба, но только в праздники, да и то больше зимой. Летом поля, огороды, скотина звали руки. «Служилые» казаки, строевые, годами дома не были. А откуда дети брались? Прабабушка рассказывала, что «наскочат» мужья только в отпуск (или на льготу), и опять война. Наши казачки сами к мужьям ездили и в Турцию, и в Польшу, и в Румынию. Вот так и плодились. Бывало, отец из похода вернётся, а его уж дети позабыли, не признают.

Так оно и было, ведь если даже приблизительно подсчитать, то за 300 лет Россия участвовала в 150 войнах!!! Это только до 1917 года! А была ли хоть одна война без казаков? Нет! Вот и задумайтесь, прежде чем нести околесицу о том, что казаки пили без просыпу. И сейчас многие не пьют, а клеймо на всех. Кучка выпивох вокруг себя постоянно собирает молодёжь, «вешает лапшу на уши» неукам-подросткам о том, что первое достоинство казака в том, сколько он выпьет, а те и рады стараться.

В станицах первыми помощниками атаманам были старики. Из них выбирались десятники. Все казаки были под присмотром. И взрослые, и дети. За детьми надзор был особый. Вот когда растили по-настоящему поколения. Глаз с ребёнка не спускали. Кто? Вся станица. Каждый нёс ответственность за ребёнка. Чужих детей вообще-то нет! Любой взрослый мог залепить нахалу оплеуху или сделать устное замечание, а если об этом узнавали родные, то соразмерно вине, добавляли дома «берёзовой каши», но когда малолетка проявлял хорошие качества, то обязательно получал с похвалой конфету.

Почему же сегодня мы забыли о детях, которые погибают у нас на глазах. Совсем забыли о наших обычаях и внутрисемейных отношениях. Я не призываю сейчас же внести в наш быт всё, что было свойственно нашим предкам. Это и невозможно. Время другое, другие нравственные ценности, другая мораль. Но почему не взять лучшее у наших предков? Восстановить наши чудесные обряды, отношения в семье и в обществах.

Главная беда сегодня в том, что мы обленились, стали безразличны ко всему происходящему, и жуткая позиция «наша хата с краю» ведёт (или уже привела?) к погибели казачества и русского народа. Вы скажете: чего ради я завела заупокойную? Надо жить надеждой на лучшее, тогда это лучшее и объявится. А если так, сядем на солнышке, откроем рот и посыплется в него манна небесная? Уже досиделись. За двадцать лет что изменилось? Вы скажете и то, и то, и это. Но нужны России «асфальтовые» казаки? И это в то время, когда жулики закупают у наших хлеборобов за гроши твёрдые сорта пшеницы, а нас кормят фуражным зерном, которое привозят из-за кордона. Растительный СПИД, картофельный грибок и ещё уйма смертельно опасных «добавок», таких как пальмовое масло и другие. Где наши отечественные станки? Самолёты, корабли и т.д. и т.п.? Даже ложки и вилки турецкие или китайские. Вместе того, чтобы хоть немного поднять уровень жизни, и тем самым снизить заболеваемость и смертность населения, закупают на миллиарды долларов медицинское оборудование за границей, а большая часть их разворовывается. Вместо того чтобы принять и обогреть 27 миллионов русских людей, которые остались за пределами нынешней России, создают все условия для проживания невесть кого. Уничтожена деревня, уничтожена промышленность. Разбазарили страну, разворовали. Наши атаманы за власть глотки друг другу перегрызут, а мы «за други своя?»

Моя задача – напомнить, кем мы были, что перенесли и ради чего. Времена наступили страшные. Нужна духовная подпитка, а она в ратном и повседневном подвиге наших дедов и прадедов. В подвиге православного монашества, всех Святых в России просиявших.

Надо определить свою гражданскую позицию. Самим пора спросить себя: «А казак ли я?» И могу ли я хоть немножко приблизиться к этому званию, которое ещё надо заработать упорным трудом над самим собой. Надо учиться жить в казачьем сообществе. Как? Да так, как жили наши предки. Общинами, а они же были копией первых христианских общин с некоторыми «доработками» согласно казачьим обычаям. В основе всех отношений между казаками была ЛЮБОВЬ. Любовь к земле, семье, к детям. Ведь не так давно казак казака видал издалека, и наши деды не задумываясь могли «за други своя живот положаша».

Пусть паны дерутся, а мы «сами с усами». Должны всё видеть, всё слышать, делать выводы, думать своей головой, стоять друг за друга стеной и никому чубы не подставлять, чтобы они трещали. Вот тогда можно будет сказать, что мы – сила, что мы – КАЗАКИ.

Член Союза писателей России
Тамара Лобова.